Подпишись на наш Телеграм-канал!

Александр Лола: «Генплан не может регулировать развитие крупного города»

Развитие Самары, как и любого большого города, не может регулироваться только генеральным планом застройки. Поэтому ученые, профессиональные архитекторы и управленцы Самары и Тольятти приступили к разработке и реализации нового типа проекта – стратегической программы развития градосистемы как благоприятной среды обитания населения. В качестве эксперта был приглашен Александр Михайлович Лола, заведующий отделом Градоведения и теории города ЦНИИП Градостроительства, гранд-доктор философии, профессор, а также аккредитованный участник политики ООН в развитии поселений и разработчик российской версии «Стратегической программы развития большого города и его агломерации».

Александр Михайлович Лола уве
рен, что из 55 крупногородских агло
мераций в бассейне Волги-матушки, 
которые стихийно формируются в 
более крупные градосистемы – ко
нурбации, «Сызрань–Тольятти–Са
марская» – крупнейшая в России. 
«Уникальность ее в том, что ее 
существование признали профес
сионалы, это необходимо признать 
и властям. И совместно с управлен
цами, экономистами, юристами, эко
логами, психологами, информацио
логами и системщиками приступить 
к программному регулированию 
ее развития. Только в этом случае 
Самара способна стать научным 
центром всего Волжского бассейна. 
Именно в этом потенциальное пред
назначение Самарского региона», – 
считает ученый. Что дает Самаре 
возможность рассчитывать на статус 
столицы ПФО? Что может ускорить 
и замедлить ход развития города? Об 
этом и многом другом мы расспроси
ли Александра Михайловича.

Александр Лола
Александр Михайлович Лола

— Александр Михайлович, какие 
инструменты можно использовать 
для того, чтобы стимулировать 
и регулировать процесс развития 
города и региона?

— Прежде всего глубинные гра
досистемные механизмы. Индустри
альная и научно-техническая рево
люции создали бурно развиваемые 
непредсказуемые большие города, 
превратили их в агломерации, более 
сложные градосистемы – конурбаци
ии и более сложные градосистемы – 
мегалополисы (не путать с мегапо
лисами – этот термин ошибочный). 
Итальянцы в начале ХХ века пришли 
к выводу: генеральные планы не 
могут плодотворно регулировать 
крупный город, тем более его агло
мерацию. Город настолько динамич
но развивается, что никакой генплан 
не способен его удержать в своих 
рамках. Ведущие центры европейс
кого урбанизма приступили к разра
ботке нового типа прогнозирования, 
проектирования и управления раз
витием градосистемы, получившего 
название «Стратегическое пла
нирование градосистемы». Такой 
градосистемой стала агломерация 
или многоядерная агломерация, име
ющая несколько центров – крупны 
связанных между собой городов – 
и названная ООН конурбацией. При 
этом стратегическая программа не 
устраняет генплан города, а гаранти
рует его реализуемость.

— Вернемся к агломерации: 
получается, что ее проектировать 
нельзя, она способна развиваться 
только естественным путем?

— Агломерация уже существует, 
ее нельзя придумать, создать или 
спроектировать. С 1963 года я увле
каюсь исследованиями всех уровней 
систем расселения, в том числе агло
мерациями, их в России сложилось 
уже 146. Сегодня 93 агломерации 
стихийно формируют 33 конурба
ции. Исследуя их, я руководствуюсь 
критериями Научного центра ООН 
Хабитат, его разработкам следует 
доверять, ибо ООН как всемирный 
центр ряда ведущих наук – демогра
фии, социологии, экономики и по
селений – отсеивает посредствен
ные прикладные науки, с 1953 года 
он мониторит развитие всех 
городов-миллионников мира, их 
агломераций (в том числе Самары) 
и представляет «лучшую практику» 
городского и агломерационного 
управления. Разработанная ООН 
«Декларация о городах и других 
поселениях в новом тысячелетии» 
– глубокая рекомендация по управ
лению развитием городов и их аг
ломераций. В 1996 году в Стамбуле 
на Второй Всемирной конференции 
ООН по поселениям был оглашен 
удивительный факт: за три года 
ООН удалось выявить во всем мире 
только 24 города, обладающие «лучшей практикой» профессионального управления.

— Самара входит в это число?

— Увы, в этом списке нет ни одного города России. Мы в мире были уникальными, наши города управлялись жестким централизованным государственным управлением через отраслевые министерства. И до сих пор наши города управляются государством. У нас по-прежнему лучшим считается тот мэр, который придет в Кремль и выпросит деньги на свой город. Самара же сегодня как город-миллионник должна выполнять функции регионального, прежде всего научного, центра не только Самарской области, но значительно большей географии.

— А для чего нужно такое объединение?

— Это даже не объединение, а новое взаимное развитие более интегрированной градосистемы, основанной на новых научных, экономических, социально-пространственных и коммуникационных функциях профессионального управления.

— Некоторые эксперты считают, что такие связи приведут к высасыванию из городов экономических, трудовых, интеллектуальных ресурсов, которые используются для развития внутренних целей, так ли это?

— Эти эксперты не правы: в мире более 60 мегалополисов, в России 4 сложились: Центральный Российский мегалополис из 25 агломераций вокруг Московской конурбации;Донецко-Ростовский, ныне межгосударственный мегалополис; Уральский межгосударственный мегалополис с «трансграничными» связями трех агломераций Казахстана; рождается Северо-Кавказский – уникальный в мире полиэтнический мегалополис, его формируют 12 агломераций – от Майкопа до Дербента, к сожалению, без участия властей.

— Почему именно Самара должна объединить регионы Поволжья?

— Самарская конурбация – достойный и созревший потенциальный центр Приволжского федерального округа. Есть множество объективных условий. Во-первых, она формируется на базе трех крупногородских агломераций: крупнейшей Самарской (1,6 млн жителей) и ее «дочерей» – Тольяттинской (потенциал в 0,960 млн жителей) и формирующейся Сызранской крупногородской агломерации (312 тысяч жителей). Во-вторых, Самарская конурбация обладает самыми развитыми хозяйственным, научно-техническим, социальным и демографическим потенциалами в бассейне Волги после Московской конурбации. В-третьих, имеет наиболее развитую транспортную инфраструктуру и занимает центральное пространственное и геополитическое положение в бассейне Волги. В-четвертых, «кадры решают все» – самарцы и тольяттинцы больше других озабочены проблемами Центральной России, они обладают лучшими научными ресурсами и самым развитым на Волге потенциалом в подготовке необходимых профессиональных кадров.

— Когда можно прогнозировать появление самарского мегалополиса? Что он будет собой представлять?

— Самарская конурбация через 10–15 лет может перерасти в мегалополис путем вовлечения Димитровградской и Ульяновской агломераций и зарождающейся Уральской агломерации Казахстана. Потребуются новые исследования и разработки, между городами-центрами будет развитая дорожная сеть, появятся новые экономические связи. Мегалополис должен быть представлен на картах и в документах государственного и регионального и городского управления. Самарская конурбация – достойный и созревший потенциальный центр Приволжского федерального округа. С учеными Самары тесно дружат коллеги Уральска, воспринявшие градосистемные принципы «трансграничного развития» городов и агломераций. Президент Нурсултан Назарбаев еще в 1998 году утвердил «Стратегию развития Республики Казахстан», основанную на опорном каркасе городов. Отрадно, что она постоянно прогнозируется и корректируется, а это ключевое требование нового типа программы. А вот в российской «Стратегии развития до 2020 года» о городах ни слова.

— Есть ли объективные причины, тормозящие и нарушающие естественный процесс развития самарской агломерации?

— Эти проблемы вам хорошо известны. В первую очередь неразвитость внутригородских транспортных сообщений. Есть и другие. Самарцам придется искать способы ограничения стихийного развития ядра Самарской конурбации, нужно будет очень тонко, с умом, контролировать процесс застройки городов объектами недвижимости. Многим придется делать выбор не в пользу всем полюбившегося центра, а в пользу окраин. Негативным примером этого может стать Москва, которую загубили исключительно коммерческим, а не пространственно-планировочным размещением строений. Это пример нужно постоянно держать в уме, чтобы не повторить допущенных ошибок. Держать вопрос на контроле способен городской архитектурный совет. В Самаре и Тольятти высокопрофессиональные архитекторы. Нужно срочно переосмыслить процесс застройки города, сделать рабочий план оптимизации размещения объектов и не идти на поводу у тех, кому хотелось бы пролоббировать свои личные интересы.

Самый большой порок новой России в том, что статья 12 и статьи 130–133 Конституции РФ не работают. В городах не созданы первичные микрорайонные сообщества, которые должны быть подлинными субъектами первичного органами САМОуправления. В странах демократии первичные органы самоуправления – это жители. Они сами решают, что делать с теми деньгами, которые выделяются городом для их микрорайона: использовать их на обновление площадок, строительство гаражей или на иные нужды. В США такие первичные комитеты экономят от 15 до 40 % бюджета города. Нам необходимо, чтобы микрорайонные сообщества и общины начали работать в городах и селах России, горожане и селяне глубже и тоньше знают, что надо и как надо улучшить в среде их обитания. В этом суть естественного развития большого и малого города, поселка и села. Инвесторы – прежде всего такие же жители и должны включатся в естественное развитие города. Инвестор должен идти за процессом, а не бежать впереди него.
Комментарии
Комментариев нет

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ

До начала XIII международной выставки и форума по недвижимости REX 2016 осталось чуть больше месяца...
16.03
20-22 апреля 2016 г. в московском ЦВК «Экспоцентр» состоится XIII международная выставка и форум по...
14.03
Жильцы дома по проспекту Ленина, 1 вот уже несколько лет борются с планами построить на месте сквер...
01.03